«Я не интересуюсь политикой»: можно ли оставаться в стороне?

«Я не читаю новости, не смотрю телевизор и вообще политикой не интересуюсь», — так говорят одни. Другие искренне уверены — нужно быть в гуще событий. Вторые не понимают первых: разве можно жить в обществе и быть вне политической повестки? Первые убеждены: от нас ничего не зависит. Но именно о политике мы спорим жарче всего. Почему?

Человек среди людей 

«Я не интересуюсь политикой»: можно ли оставаться в стороне?

«На своем опыте знаю, что тот, кто не интересуется политикой, не интересуется вообще ничем, — уверен 53-летний Александр. — Меня раздражает, когда люди не в курсе вещей, которые все уже сто раз обсудили.

Вот была премьера фильма Стоуна «Александр». Скандал. Греция официально заявила протест. Новости по всем каналам. Очереди в кинотеатры. Меня спрашивают: «Как ты провел выходные?» — «Ходил на «Александра». — «На какого Александра?»

Сам Александр активно комментирует социальную жизнь и политическую повестку дня. И признается, что бывает очень горяч в дискуссиях и даже «забанил» в соцсетях несколько человек «из-за политики».

Такую позицию не разделяет 49-летняя Татьяна: «Мне кажется, скорее проблемы у тех, кто очень любит говорить про политику. Это какие-то «чесатели коросты» — читатели газет, зрители политических шоу».

За каждой из позиций скрываются более глубокие убеждения и процессы, считают психологи.

Внутренний мир важнее? 

«Самая важная битва происходит не на политической арене, а в душе, в сознании человека, и только ее исход влияет на формирование личности, на восприятие действительности, — объясняет свою политическую изоляцию 45-летний Антон. — Поиски счастья вовне, например, в финансах или в политике, отвлекают внимание от того, что внутри, влияют на всю жизнь человека, которую он проводит в постоянных страданиях и поисках недостижимого счастья».

42-летняя Елена признается, что если бы не мама и ее друг-телевизор, она бы и последние перестановки в правительстве не заметила. «Мне важнее внутренняя жизнь и жизнь близких. Мы не помним, кто взошел на престол при Руссо или Диккенсе, кто правил во времена Мохаммеда или Конфуция. К тому же история говорит, что есть законы развития общества, с которыми иногда бороться бессмысленно».

Наталья, 44 года, тоже далека от политических событий. «У людей могут быть разные интересы, у меня политика и новости — на последнем месте. К тому же психологи советуют избегать негативной информации. Что изменится у меня, если я узнаю об очередной войне, теракте? Я просто буду хуже спать и переживать».

Однажды я поняла, что если здравомыслящих так мало, то кто-то должен ретранслировать достоверную информацию

Все, что «вне», на внутреннюю жизнь не влияет никак, считает 33-летняя Карина. «В приоритете — мое душевное благополучие, а зависит оно исключительно от меня и моего настроя, здоровья моих родственников. А остальное — совсем из другого мира, почти с другой планеты. Деньги я заработаю всегда, и мне достаточно того, что у меня есть на текущий момент, — это и есть моя жизнь.

Выхода нет только из гроба, все остальное в моих руках. А что там в телевизоре, у других людей со свободой слова, экономикой, правительством, меня не касается — от слова «вообще». Я все могу сделать сама. Без них».

А вот 28-летняя Эка тоже не интересовалась политикой, «пока думала, что придет время и в этой стране, как в других, власть будет регулярно меняться. Однажды я поняла, что если здравомыслящих так мало, то кто-то должен ретранслировать достоверную информацию. Пришлось начать с себя. Я все так же не хочу интересоваться политикой. Это очень неприятно лично для меня, но что делать? Приходится объяснять, рассказывать, почему нельзя оставаться в стороне, — и лично, и в соцсетях».

«Я не интересуюсь политикой»: можно ли оставаться в стороне?

Под обстрелом оскорблений и негатива 

Для кого-то держаться подальше от горячих тем равно безопасности. «Посты о политике я почти не делаю и редко вступаю в диалоги, потому что для некоторых это так принципиально, что и до драки дойти может», — делится 30-летняя Екатерина.

Ее поддерживает 54-летняя Галина: «Не то чтобы я категорически не интересуюсь. Скорее не вникаю в причинно-следственные связи. Не публикую свое мнение из страха, что меня не поддержат, не комментирую чужое из страха быть непонятой».

Интересно  Почему нам нужно лгать

37-летняя Елена перестала смотреть телевизор и новости, потому что слишком много негатива, агрессии и жестокости: «Все это отнимает много энергии, а ее лучше направить на свои цели и на свою жизнь».

«В российском обществе действительно мало кто может спорить и дискутировать спокойно — отсутствие точек опоры и четкой картины рождает свои интерпретации, из которых невозможно выбрать правильную, — комментирует психотерапевт, сертифицированный гештальт-терапевт Анна Бокова. — Скорее каждая из них только мешает сделать вывод.

Но признать и принять свою беспомощность — одна из самых непростых задач в терапии. Дискуссии превращаются в интернет-холивар. Форма тоже не способствует повышению интереса к теме, а только отпугивает и мешает высказывать свое и без того шаткое мнение».

Повышенный интерес к политике — это способ справиться с экзистенциальным страхом перед хаосом этого мира

Но может быть, это только российская особенность — избегать политинформации? 50-летняя Любовь уже несколько лет живет не в России, и хотя политикой Швейцарии интересуется, но тоже пропускает новости через собственный фильтр.

«Чаще читаю статьи на русском. В местных новостях есть элемент пропаганды и своя система приоритетов. Но я не дискутирую на политические темы — некогда, да и оскорбления как в свой, так и в чужой адрес слышать больно».

А вот спор с закадычными друзьями из-за событий в Крыму в 2014 году привел к тому, что три семьи — после 22 лет дружбы — перестали общаться вовсе.

«Я и сам не понял, как это произошло. Мы как-то собрались на пикник и столько гадостей тогда наговорили. Хотя где мы и где Крым? У нас там даже родственников нет. Но все как с цепи сорвались. И вот уже шестой год любые попытки восстановить отношения ничем не заканчиваются», — сожалеет 43-летний Семен.

Попытка контролировать самолет 

«Те, кто интересуется политикой не по работе, пытаются контролировать жизнь, реальность, — комментирует Анна Бокова. — Повышенный интерес к политике — это способ справиться с экзистенциальным страхом перед хаосом этого мира. Нежелание признать, что от нас, по большому счету, ничего не зависит и мы ничем не можем управлять. В России более того — мы даже ничего не можем знать точно, так как СМИ не доносят правдивую информацию».

«Считаю, что слова «я не интересуюсь политикой» по сути — политическое заявление, — поясняет экзистенциально-гуманистический психотерапевт Алексей Степанов. — Я — субъект и политический тоже. Независимо от того, нравится мне это или нет, хочу я этого или нет, признаю я это или нет.

Суть вопроса можно раскрыть с помощью понятия «локус контроля» — стремление человека определить для себя, что больше влияет на его жизнь: обстоятельства или собственные решения. Если я уверен, что ни на что не могу повлиять, то и нет смысла интересоваться».

Расхождения в мотивации обывателей и политиков только убеждают первых в том, что они ни на что повлиять не могут

Позицию наблюдателя, понимающего свои ограничения, заняла 47-летняя Наталья. «Я «присматриваю» за политиками: как будто в самолете летишь и прислушиваешься, мерно ли звучат двигатели, нет ли вокруг сумасшедших в активной фазе. Если замечаешь нечто — становишься более чуткой, тревожишься, если нет — стараешься дремать.

Но я знаю массу людей, которые как ступили на трап, сразу из фляжки глоток делают, чтобы отключиться. Так и с политикой. Но я не могу знать, что происходит в кабине пилота и с оборудованием самолета».

Расхождения в мотивации обывателей и политиков только убеждают первых в том, что они ни на что повлиять не могут. «Гештальт-терапия опирается на феноменологический подход. А именно, для того, чтобы сделать о чем-то вывод, надо знать все феномены и значения, — рассказывает Анна Бокова. — Если клиент заинтересован в терапии, то он говорит о феноменах своего сознания, внутреннего мира. Политики же стремятся перевернуть события так, как им выгодно, представить их в нужном свете».

Интересно  Чувства-паразиты: как отличить их от подлинных

Интересоваться политикой можно только на любительском уровне, понимая, что мы никогда не узнаем всей правды

Конечно, иногда так делают и клиенты, это нормально — невозможно смотреть на себя со стороны, непременно появятся слепые пятна, но терапевт обращает на них внимание, и клиент начинает их замечать. Политики же не нуждаются во взгляде со стороны, они знают, что делают.

Поэтому считать, что кто-то, кроме непосредственных участников событий, может знать правду про внутренние мотивы и логику, — глубокое заблуждение. Наивно думать, что политики могут быть откровенными.

Именно поэтому интересоваться политикой можно только на любительском уровне, понимая, что мы никогда не узнаем всей правды. А значит, не можем иметь однозначного мнения. «В обратном уверены те, кто не может смириться и принять свою беспомощность и продолжает поддерживать иллюзию контроля».

«Я не интересуюсь политикой»: можно ли оставаться в стороне?

От меня ничего не зависит? 

40-летний Роман реалистично смотрит на происходящее в мире. Он интересуется только новостями, а аналитику не читает. И у него есть обоснование своей точки зрения: «Это как гадание на кофейной гуще. Все равно настоящие течения слышно только под водой и тем, кто там находится. А мы в основном смотрим в СМИ на пену волн».

Политика всегда сводится к борьбе за власть, убеждена 60-летняя Наталья. «А власть всегда у тех, в чьих руках капитал и собственность. Соответственно, основная масса людей, не обладая капиталом, не имеет выхода к власти, а значит, не будет допущена на кухню политики. И поэтому даже те, кто политикой интересуются, погоды не сделают.

Значит, интересуйся или не интересуйся, пока ты гол как сокол, не светит тебе другая жизнь. Ругайся, не ругайся, а влиять на что-то ты можешь, только если станешь спонсором. Но при этом постоянно рискуешь быть ограбленным».

Если я — курильщик, курю на платформе, то поддерживаю беззаконие и двойные стандарты

Трудно принять, что от нас ничего не зависит. Поэтому многие обращаются к тем сферам, в которых могут на что-то повлиять. «И в этом находят определенные смыслы. У каждого он индивидуален, но поиск происходит только после признания бессмысленности существования и проживания связанных с этим фактом чувств.

Это экзистенциальный выбор, с которым — рано или поздно, осознанно или нет — сталкивается каждый. Политика в нашей стране — одна из сфер, на примере которой видна тщетность усилий что-либо про кого-то понять. Нет прозрачности, но многие так и не оставляют попыток», — констатирует Анна Бокова.

Однако не все так однозначно. «Политика «наверху» не может не отражаться на политике на нижних этажах, — предполагает Алексей Степанов. — Человек может заявлять, что политика ему неинтересна, при этом он будет включен в то, какие порядки существуют, например, в школе, где учится его чадо.

Я убежден, что каждый из нас участвует в том, что происходит. Если политика — «помойка», то что мы на ней делаем? Можем разгрести место вокруг себя и начать возделывать цветочную клумбу. Можем мусорить, любуясь чужими клумбами.

Если вы — курильщик, курите на платформе, то поддерживаете беззаконие и двойные стандарты. Совсем неважно, интересуемся ли мы высокой политикой. Но если при этом финансируем центр по профилактике семейного насилия, однозначно участвуем в политической жизни».

«И, наконец, многие психологические явления дают о себе знать уже на микросоциальном уровне, — продолжает психотерапевт. — Интересует ли ребенка, какую внутрисемейную политику проводит его родительская пара? Хочет ли он на нее влиять? Может ли? Наверное, ответы будут разные в зависимости от возраста ребенка и от того, как именно ведут себя родители.

Малыш подчинится семейному порядку, а подросток может с ним и поспорить. В политической сфере хорошо проявляется идея о переносе как психологическом механизме. На каждого из нас влияет опыт общения со значимыми фигурами — отцом и матерью. Влияет на наше отношение к государству, Родине и к правителю».

Источник: psychologies.ru

Share:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 − 17 =