Самоизоляция как путь к себе: чему нас учат отшельники

Люди, добровольно оставившие общество и жившие в полной изоляции, — кто они? Что за опыт они обрели и какое послание могут передать нам, привыкшим к социализации и близким контактам с окружающими? Историями нескольких отшельников делится когнитивный психолог Мэтт Джонсон.

Человек среди людей 
Одиночество 
Коронавирус 

Самоизоляция как путь к себе: чему нас учат отшельники

Если для большинства преступников тюремное заключение означает страшную перспективу удаления от основной части общества, то для Кристофера Найта все было с точностью до наоборот. Мужчина был арестован за кражу со взломом 4 апреля 2013 года, и это был его первый контакт с людьми за последние 27 лет.

Большую часть своей жизни он прожил отшельником. В 20 лет он оставил постоянную работу по обслуживанию компьютеров и, ни с кем не попрощавшись, покинул человеческое сообщество почти на три десятилетия. Все это время он жил без воды, электричества и даже костра. Избегая контактов с людьми, он по ночам устраивал рейды в соседний городок за едой и припасами. На этом он и был пойман в возрасте 47 лет. Никогда не пользовался интернетом и не отправил ни одного электронного письма в жизни.

«Такое поведение нетипично, — говорит когнитивный психолог Мэтт Джонсон. — По природе своей люди — социальные существа. У большинства из нас есть врожденное стремление взаимодействовать с другими, испытывать чувство принадлежности и дух товарищества. Длительные периоды без социального контакта обычно вызывают пагубное воздействие на психическое и физическое здоровье».

И все же одиночество не всегда и не для всех губительно. Такие люди, как Найт, дают материал для редких исследований: они могли бы стать членами общества, но выбрали путь отшельничества. В их рассказах о себе можно услышать нечто общее: они рассматривают длительное уединение как уникальную возможность исследовать границы внутреннего опыта.

Интересно  Что такое «дофаминовое голодание» и может ли оно принести пользу?

Изоляция, одиночество и ощущение себя 

Отсутствие иной компании, кроме себя самого, открывает бесконечный потенциал для самоанализа. Ранее нечто подобное описал французский философ Мишель де Монтень, который создал книгу «Опыты», изолировавшись от общества и запершись в библиотеке на несколько лет.

«Обычный разговор здесь должен быть между собой и собой. У нас есть душа, которая может быть повернута к себе самой, — писал он. — У нее есть средства нападения и защиты, возможность получать и отдавать…»

Спустя пять столетий с французским философом согласился Мауро Моранди, проживший в одиночестве больше 30 лет на небольшом острове у побережья Италии. В одном из редких интервью он признался: «Я понял, что самое красивое, опасное, авантюрное и приятное путешествие из всех — то, что совершаешь внутри себя».

Одиночество может открывать перед нами интересные возможности и быть окном в редкий и глубокий внутренний опыт

Примерно о том же говорил и Кристофер Найт: «Одиночество дарует нечто ценное… мое восприятие. Однако, когда я направил это усиленное восприятие на самого себя, я потерял свою идентичность. Не было аудитории, не перед кем было выступать… Я стал абсолютно свободным».

Подобные состояния сложно понять, если в жизни не было такого опыта. Что это на самом деле означает — быть абсолютно свободным? Как это — найти себя, потеряв остальной мир?

Откровения тех, кто это испытал, могут запутать нас еще больше. В китайской книге мудрости «Дао дэ цзин», авторство которой приписывается Лао-цзы, есть строки: «Те, кто знают, не говорят. Те, кто говорят, не знают». По мнению Мэтта Джонсона, само это изложение учения Дао могло быть продуктом философского уединения автора.

Интересно  Как понять, что в отношениях вы — «козел отпущения»?

Одиночество может открывать перед нами интересные возможности и быть окном в редкий и глубокий внутренний опыт, уверен психолог.

Путь не для всех 

Необходимо подчеркнуть, что жизнь в одиночестве подходит не для всех. За редкими исключениями мы, люди, все же существа социальные. Мы отличаемся друг от друга потребностями и степенью, в которой на нас влияют другие. У тех, кто искал одиночества, был определенный склад характера.

Такие люди редки и уникальны. Монтень, Торо, Найт и многие другие выбрали своего рода «герметичную» жизнь. Для нас же их истории могут стать источником успокоения — пусть даже небольшого.

Об авторе: Мэтт Джонсон — когнитивный психолог.

Источник: psychologies.ru

Share:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × четыре =